Реальная музыка непригодна для прослушивания на современных Hi-Fi системах.

Чем отличается реальная музыка от демонстрационных фонограмм?

Первично следует понять чем отличается реальная музыка от демонстрационных фонограмм. Hi-Fi продавцы утверждают, что реальная музыка плохо записана.

В действительности все фонограммы для демонстрации качества Hi-Fi объединяет единое общее. Они все записаны таким образом, что бы    максимально скрыть фазовые искажения и переместить основные инструменты на октаву выше . И это делается с использованием всего нескольких приемов:

  • Не должно быть единого ритмического рисунка идущего по всему спектру.

Инструменты играющие в разных диапазонах не должны ритмически соприкасались друг с другом. Для этого их число минимизируют. В идеале, – поиграл один инструмент, потом вступил другой. Бас играет свой ритмический рисунок. А лучше, у баса вообще не будет ритмического рисунка, – он будет тягучим, и одна нота будет плавно перетекать в другую ноту.

Весь бас сидит очень низко, его обертона не должны попадать в середину. Иначе отчетливо слышно, что основной тон баса и его обертона не совпадают по времени. В реальной музыке, обычное дело, если сам бас и его обертона баса попадают даже в верхнею середину.

А ударную установку следует вообще исключить или заменить ее перкуссией. У перкуссии кратно меньший диапазон, нежели чем у ударной установки. По сути перкуссия, это сильно усеченная по диапазону частот, специфичная ударная установка. Меньше диапазон, – меньше проблем. А что бы не было вопросов, – а куда вы дели основной, и по сути единственный ударный инструмент? Дадим ее послушать. Но отдельно, так, что бы не было одновременного удара бочки со средними-верхними барабанами в циклическом повторении.

Нельзя допускать единых фронтов волн по всему спектру. Типовая ритм-бас секция: повторяющиеся в кольце, – бочка, рабочий, хет, и ритмически с ними связанный басовый и(или) гитарный риф категорически исключается.

Общий принцип, – все всегда отдельно и в разнобой по максимуму. В реальной музыке так не бывает. Вся мейнстрим музыка строится на одновременном повторении ритмического рисунка во всем спектре огромным числом инструментов.

Для тех у кого совсем плохо с музыкальной теорией. Включите графический анализатор спектра на проигрывателе. На 40-80 полос. Если индикатор будет в “хитром” едином ритмическом рисунке дергаться по все шкале, – эта музыка не подходит для современной трехполосной Hi-Fi акустики. Она для нее “плохо” записана. Как приблизительно и 95% востребованной слушателями музыки.

Если вы хотите раскрыть “потенциал” трехполосной акустики, используйте фонограммы “Ребекки Пупкиной“. Она никогда не подведет, так как и существует именно для этого.

  • 2. Все ниже 500Гц сводится в моно.

Левее или правее быть может, но вырезаются вся пространственная информация (реверберация, “холлы”) на низких частотах. Чистое моно. До 70-х годов так записывали практически все фонограммы. Это был базовый студийный стандарт. Еще сейчас встречаются пособия и учебники по студийной работе рекомендующие сводить все что ниже 500Гц в чистое моно. Это такой остаточный шлейф времени.

Если выделять НЧ традиционными фильтрами, то вся реверберация ниже 500Гц  будет восприниматься как “грязь”. Это свойство человеческого слуха, – кручение фазы в этом диапазоне не позволяет складывать мозгу реверберацию в “образ-картинку”. А если пространственная информация ниже 500Гц в фонограмме присутствует, но мозг не может сложить из нее “картинку”, то она воспринимается как “мусор”. Сводим все, что ниже 500Гц в моно, – и субъективно фонограмма воспринимается на слух значительно чище. Что и делают на всех тестовых дисках.

В реальной музыке, уже 30-40 лет НЧ в моно не сводят. Более того, появились жанры, в которых стереофоничность ниже 500Гц сознательно и очень сильно выпячивают. Действующим музыкантам, в голову не приходит, уродовать свой материал, из соображений того, что в Hi-Fi индустрии, в трехполосной акустике, в диапазон основных нот, суют множество фильтров крутящих фазу на 180 градусов. При этом делая это в извращенной форме с особым цинизмом, – пропуская звуковой сигнал через десятки метров эмалированного провода.

В конце прошлого, начале этого века, у производителей жидких мониторов и ТВ панелей существовала проблема в передаче оттенков красного цвета. Что бы это скрыть, для их демонстрации выбирались морские-лесные сюжеты, где красного нет. Либо красный есть, но именно того тона, который нормально воспроизводит их матрица. Но производителям кинофильмов, в голову не приходило, исключать некоторые оттенки красного из своих фильмов. Это совершенно не проблема производителей кинофильмов или музыкантов. 

  • Прослушивание фонограмм на большой громкости

Человек использует различия фазы звука как инструмент для определения источников угрозы для жизни. Он создавался почти миллиард лет, и совершенно не для прослушивания музыки. Этот инструмент заточен на звуки тихой и средней громкости, – шорохи, голоса и т.д. При высокой громкости определять фазовые различия уже не нужно. Все и так ясно, – бежать в такой ситуации нужно сразу. Когда становилось сильно громко, выживали уже не те, кто лучше слышали направления источников, а те кто лучше умел бегать.

Задирание громкости нивелирует искажения фазы. Делая громко, мы уменьшаем восприимчивость к фазовым искажениям. По этой причине, с пониманием относитесь к тому, что в Hi-Fi салонах, вам изначально будут включать фонограммы очень громко.   

Косвенным и абсолютно явным свидетельством сильного искажения фазы является желание прибавлять громкость, для того чтобы “картинка складывалась”. И невозможность комфортно слушать музыку на тихой громкости, особенно в фоновом режиме. На тихой громкости можно даже словить ситуацию, когда требуется прибегать к усилию, специально концентрировать свое внимание, что бы понять, а что это такое звучит. И можно физически ощутить эти доли секунды, которую мозг тратит на просчет “картинки”, во время которых абстрактный шум складывается в звуковую сцену.

  • Набор основных инструментов подбирают таким, что бы они звучали на октаву выше

Целью этой манипуляции является необходимость всеми силами затащить инструменты на среднечастотный динамик. И сделать так, что бы как можно больше информации приходилось СЧ и твиттер. В реальной мейнстрим музыке, большинство нот основных инструментов находятся значительно ниже диапазона типичного СЧ динамика.  

Условный Вивальди скрипки использовал в качестве основных инструментов, так как выбора у него не было. И этих скрипок ему было нужно целую толпу собирать, иначе в зале будет ничего не слышно. Если опуститься всего на октаву ниже, для получения той же громкости, потребуется в 4 раза увеличивать число музыкантов. А 500-700 человек с семьями реально трудно прокормить. Гораздо целесообразнее задействовать этот батальон в какой-то более традиционной на тот момент деятельности. Например, что бы они сходили к соседям, и что-то полезное в хозяйстве отжали. Но это только вопрос экономики. А вот как 700 человек с инструментами запихать на одну сцену, и какой при этом должна быть ложа слушателей?

Появление электричества сильно поменяло ситуацию. Выяснилось, что если есть возможность выбирать, абсолютное большинство людей выбирают музыку с инструментами играющими ниже, чем это принято в академической музыке. Если есть сомнения, – покрутите муз. радиостанции по диапазону или сходите на концерт в клуб.

Так же, можно заметить, что и сами музыканты не особо рвутся писать музыку на академических инструментах. Как много академических произведений вы знаете, написанных за последние полвека, во всем мире? Так как возникает вопрос, – а зачем? Того что уже написано, с избытком хватает, как по качеству так и по количеству. За жизнь всего не переслушаешь. А среднестатистический выпускник композиторского факультета консерватории, за день “сваяет” пьесу “аля” Моцарт, так, что не каждый специалист по Моцарту сможет понять, что это стилизация, а не оригинал.    

Как отдельные элементы, академические инструменты конечно присутствуют. Но как элементы. Одно дело, пару раз в год, в качестве акции сходить на концерт академической музыки. Совсем другое, слушать музыку часами на повседневной основе. Формат потребления совсем другой. А на высокой громкости, в самом прямом смысле, одуреть можно от диапазона в районе 1000Гц.

С академической музыкой Hi-Fi индустрии очень сильно повезло, и они в нее мертвой хваткой вцепились. За уши притягивается мысль о том, что эта музыка хорошая, и следовательно тестировать Hi-FI технику следует именно на ней. В этой логике тестировать принтеры следует на картинах Да Винчи, а фотоаппараты на гипсах Микеланджело.

Многие наблюдательные слушатели замечали, что композиции ансамблей “Modern Talking” или “Deep Purple”, сильно отличаются по своему звучанию от пьес Моцарта и опер Чайковского. И это не кажущиеся разница. Действительно, академическая музыка принципиально отличается от мейнстрим музыки по своему построению и конструкции. Именно за это ее и использует в качестве тестовых фонограмм.

Академическая музыка по самой своей форме не особо критична к фазовым искажениям и имеет “правильный” набор инструментов. В ней отсутствует ритм-бас секция. Нет единых повторяющихся фронтов волн по всему спектру. Набор основных инструментов таков, что почти все в СЧ динамик попадают и очень много музыкальной информации играет твиттер.

Можно до посинения радоваться детализации СЧ и ВЧ диапазона. Проблема только в том, что в мейнстрим музыке около 90% нот сидит ниже 700Гц. Со стороны музыкантов это полнейшее свинство. Им же специально, разработчики Hi-FI систем высокой верности, выдели СЧ динамик, в который им следует играть инструменты и петь. А они, как на зло, сильно ниже него поют и играют. Один певец Витас старается.

И конечно, у академической музыки абсолютно другая “плотность” звучания. Все инструменты в мейнстрим музыке всегда компрессируют и максимизируют, за что разработчики Hi-FI систем традиционно музыкантов ругают. И есть за что. Так как у Hi-FI систем существуют серьезные проблемы с воспроизведением “плотных” фонограмм. Но если инструменты не компрессировать и не максимизировать, а делать все “в живую” как есть, получается вот так:

Пригодно это может быть только в качестве шутки. Конечно, можно было бы каждый инструмент записать в свой отдельный микрофон. Но результат все равно будет очень схожий. И желающих слушать фонограммы записанные без компрессии и максимизации нет.

Компрессия не обладает свойством снижать или увеличивать качество. Как температура в 10 градусов не может быть качественней или не качественней температуры в 20 градусов. Единственное свойство которым обладает компрессия, – это компрессия. А оценивать качество могут только люди. А они, совершенно не желают слушать музыку без компрессии. И не хотят жить в квартирах при 10 градусах, хотя для сохранения продуктов эта температура гораздо лучше.

Теоретически, можно бы было вывести популяцию морозоустойчивых людей. И в этом был бы огромный практический смысл, – большая экономия энергоносителей и сохранность продуктов без использования холодильника. Но практической надобности в людях любящих слушать квартет балалаечников или дуэт тромбонистов абсолютно нет. 

Джаз для демонстрации качества Hi-Fi техники подходит уже не весь. Но выбрать несколько сотен треков вполне можно.

Сложился даже термин “аудиофильский джаз”, люди с опытом хорошо понимают о чем идет речь. Это небольшой срез джазовых фонограмм, которые удовлетворяют основным пунктам изложенным выше. Для “раскрытия потенциала” аудиосистем джаз требуется именно такой по форме построения. Разумеется этот джаз мало похож на то, что транслируют джазовые радиостанции.

На этом список жанров пригодных для демонстрации качества Hi-Fi, Hi-End акустики заканчивает. Все остальное это специально сконструированные наборы звуков выдаваемых за музыку и фонограммы “Ребекки Пупкиной“.

Востребованные музыканты, не пишут музыку создающую ощущения качества на HI-FI акустике, не потому, что они принципиально это делать не хотят. На условного Дитера Болена можно буденовку нацепить, дать в руки барабан и попросить плясать в присядку.

Проблема в том, что нельзя провести дискотеку выкинув ритм-бас -секцию, заменив ее на перкуссию и контрабас со скрипкой. Которые еще к тому же играют по очереди.

А если делать музыку отказавшись от сквозного, непрерывного ритмического рисунка по всей АЧХ, всегда получается, что-то около академическое или “аудиофильский джаз”. Не замечали, что когда оркестры делают каверы “Голд хитов” в них всегда запихивают ритм-бас секцию? Она то и задет костяк-основу формы. И от самого оркестра мало, что остается. Без ритм-бас секции сыграть “Голд хиты ” оркестр не может.

А с “Ребеккой Пупкиной” совсем беда. Как только мы ее слышим, то  сразу отчетливо осознаем, что она ни разу не Чайковский и совсем не Дитер Болен .

Стоит отметить, что Моцарт и Чайковский не писали ни чего в стиле хард-рок, техно или диско, не по тому что не любили эти жанры. У них попросту не было инструментария.  А так, да конечно, было бы любопытно послушать увертюру Чайковского для хора хард-металлистов.

Здесь, думаю можно обозначить основную проблему современной Hi-FI индустрии. Брендов очень много. Набор фонограмм для прослушивания сильно ограничен. А людей желающих это покупать и слушать совсем мало.

И с каждым годом их становится все меньше и меньше. Отчасти это связано с общим падением уровня здоровья среднестатистического современного человека. Убедить его в том, что ему необходимо слушать дуэт тромбона с контрабасом, сложно, но при наличии большого рекламного бюджета, вполне возможно.

Но физическими возможностями для прослушивания этой музыки современные люди как правило уже не обладают. Особенно тяжело дается слушателям инструментальная пьеса А.Н. Пантелеева “Ох тяжелая эта работа из болота тащить бегемота”. От драматизма и мощи этого произведения даже у хорошо тренированных аудиофилов не выдерживает нервная система и случаются мышечные судороги. Судороги со временем проходят, но в ряде случаев сохраняется незначительный остаточный нервный тик.

И о каком раскрытии потенциала аудиосистем может идти речь, если мы теряем в своем репертуаре фонограммы А.Н. Пантелеева?  Как сказал один из основоположников российского Hi-Fi Сергей Николаевич Гнуть, – “Есть Пантелеев, есть Hi-Fi, нет Пантелеева нет Hi-Fi”.

Продолжение: Музыка в Hi-Fi индустрии обвиняется, в том что она плохо записана 

Начало цикла статей: Hi-Fi мёртв, а мы еще нет. Часть 1

Эту и другие статьи можно обсудить на форуме:

AudioArt.ru
Добавить комментарий

© При использовании материалов AudioArt.ru обязательным условием является наличие открытой гиперссылки на исходную страницу